на главную
ГЛАВНАЯ
(499) 579-83-86
(499) 579-83-87

office_fond@mail.ru
О ФОНДЕ
ПАРТНЁРАМ
БЛАГОТВОРИТЕЛЯМ
КАРТА САЙТА










"Эхо Москвы": интервью с директором московского Департамента образования Л. Кезиной. 05 июня 2005

 К. ЛАРИНА – Начинается наше «Родительское собрание», и я здороваюсь с нашей гостьей, это Любовь Петровна Кезина, руководитель департамента образования правительства Москвы. Здравствуйте, Любовь Петровна.

Л. КЕЗИНА – Здравствуйте.

К. ЛАРИНА – Мы построим нашу программу таким образом, что до половины я попробую задать вопросы, которые я подготовила для Любовь Петровны, а во второй части нашей передачи мы будем отвечать на вопросы ваши. Конечно же, мы поговорим и о выпускных экзаменах, которые сейчас проходят в наших московских школах, но начать бы я хотела со скандальной ситуацией, именно так ее подают СМИ очень многие, что по результатам «горячей линии» департамента образования было получено огромное количество жалоб – поборы со стороны работников школ. И по этим результатам Любовь Петровна, судя по всему, приняла такое решение, радикальное, и взяла и уволила 13 директоров московских школ, по-моему, там еще какое-то количество людей получили выговоры от вас. Какого рода нарушения, Любовь Петровна, это не же то, что, не взятка же в конверте, это что-то другое, что это?

Л. КЕЗИНА – Это не взятка. И когда пресса пишет о том, что взятка в уставе, за взятку уволены, это абсолютно неправильно. Взятку надо доказать, и доказывать это должны правоохранительные органы. Мы ежегодно издаем приказ, говорим нашим директорам, что у них нет права собирать наличные деньги в школе, что у них нет права устанавливать вступительные взносы для первоклассников и очень многое другое. И практически ежегодно мы освобождали от занимаемой должности 1-2 руководителей, остальных наказывали выговорами. Но, очевидно, у нас пока сам на своих собственных ошибках не набьет себе шишки, он из других не делает выводов случаев. И в этот раз мы объявили горячую линию, с 4 по 18 мая, хотя меня некоторые уговаривали, что, Любовь Петровна, не стоит, 9 мая, день Победы, но некуда было дальше откладывать, потому что конец учебного года. И мы горячую линию объявили по линии контрольно-ревизионного управления департамента. Затем подвели итоги, проверили, но там половина поступила таких вопросов, информационного характера, а там, где указывалось на то, что берут деньги за прием в первый класс, что заставляют родителей первоклассников сдавать деньги на компьютеры, что деньги берут наличными и т.д., наша инспекция департамента, контрольно-ревизионное управление, проверив это, и подготовили материал на коллегию. На коллегии мы и повели разговор серьезный, пригласили ряд директоров, я должна отдать должное начальникам окружных управлений, в преддверии нашей коллегии они провели свои коллегии. Мне пришлось уволить на коллегии двух директоров, а 11 директоров уволили сами начальники окружных управлений за те нарушения, которые были допущены при определении детей в школу в 1 класс и попутно за то, что ежемесячно некоторые брали деньги уже с учащихся.

К. ЛАРИНА – А это какие-то особенные школы, какие-нибудь престижные элитные либо обычные? Как вы это определяете, там есть какая-то закономерность, скажем так?

Л. КЕЗИНА – Мы не делали никаких различий между школами элитными, обычными вообще образовательными и т.д.

К. ЛАРИНА – Но 20-я школа попала?

Л. КЕЗИНА – Нет, 20-й школы не было. Попали 152 школы и детских сада, кстати, по детским садам, по одной заведующей мы вообще передали дело в прокуратуру, потому что уж распоясалась эта заведующая чересчур. Она, наверное, сочла, что детский сад – ее вотчина, что она делает все то, что ей захочется. При этом я должна сказать, Ксения, что существуют нормативные базы для добровольных пожертвований родителей. Сегодня понятно всем, что того финансирования, которое идет на школы, на образование, недостаточно. Это практика во всем мире, ни в Америке полностью не финансируются школы, ни в Европе на 100% не финансируются, не финансируются они и у нас. Поэтому есть указ президента о создании попечительских советов. Попечительский совет сам не имеет права брать деньги, но он создает фонд, фонд регистрируется, и через фонд, через Сбербанк идет оплата этих денег.

К. ЛАРИНА – Так, может быть, от налогов освободить эти поступления?

Л. КЕЗИНА – А от налогов освободить – это правильно, потому что 5-я часть добровольных пожертвований, которые делаются в школе, облагается практически налогом. Поэтому многие родители и говорят о том, что нам легче заплатить в школе, нежели оплатить в Сбербанк, эти деньги будут налогами обложены и т.д. Но сейчас-то это получается теневая совсем ситуация. Я должна сказать, что после того, как мы провели эту коллегию, пошли в защиту директоров школ телеграммы, письма, стали поступать в правительство Москвы, телеграммы присланы мне непосредственно, на ряд руководителей, где родители просят не освобождать директоров. Но мы уже менять ничего не будем. И бывает, действительно, такая ситуация, когда родители сами зачастую, не думая об этом, где-то подставляют своих директоров.

К. ЛАРИНА – Не кажется ли вам, Любовь Петровна, что все-таки мы таким образом загоняем проблему вовнутрь? Потому что когда проводится такая чистка, понятное дело, что сейчас все это затихнет, и люди будут это делать тайком, чтобы, не дай бог, никто не узнал, потому что родители все равно боятся. Что они боятся – боятся потерять школу, боятся потерять отношения. В конце концов, ребенок здесь учится. Это же в советских традициях осталось, с тех пор, как я понимаю, эти бесконечные сборы на подарки учителям, на какие-то вечера, на охрану же тоже наличные у нас собирают деньги в школах, как я понимаю.

Л. КЕЗИНА – Первое, я не думаю, что мы загоним эту проблему вовнутрь, просто нужно поставить все, действительно, на законные основания. Закон об образовании, московский закон о развитии образования позволяют нормально получать эти добровольные пожертвования, но что делать, если налоги платить надо, значит, надо. Я не согласилась бы с тем, что это с советских времен, мне самой приходилось много работать в школе, таких не было вещей, когда родители должны были платить деньги на компьютеры.

К. ЛАРИНА – Борзыми щенками давали учителям, цепочки дарили, я помню.

Л. КЕЗИНА – Нет, это все зависело от учителя, Ксения, все зависело от учителя. Я могу спокойно говорить в этот эфир, потому что я выучила достаточно много детей, кроме книг и цветов мне ничего не дарили.

К. ЛАРИНА – Это вы такой человек.

Л. КЕЗИНА – И не только я, и со мной рядом в школе работали учителя, которые считали ниже своего достоинства брать какие-то подарки. Поэтому здесь все зависит от человека. Если учитель уважает себя, он никогда не позволит себе ни костюм сшить, что это такое, как можно сшить костюм учителю? Я думаю, что когда встанет школа на правовую основу, все будет нормально. И у нас такие школы есть, но я назвала, 152 школы и детских сада, 4 тыс. учреждений, казалось бы, это немного. Причем, в основном, родители платят, а 1-2 человека платить не будут. И они обязательно пожалуются, невозможно загнать эту проблему вовнутрь. Есть школы, которые привлекают добровольные пожертвования, привлекают спонсорские деньги. Я в порядке примера приведу 548 школу Южного округа, где у нас директор Ефим Лазаревич Рачевский, центр образования, там 5 зданий, там 2.5 тыс. учеников, чего там только в этой школе нет, там есть все, от театра и кончая физкультурно-оздоровительными комплексами. Причем эти ФОКи, корты построены за счет спонсорских денег. Родители помогают, учащиеся бывшие, выпускники помогают, но там все делается законно, входите в школу, на стене висит ящик, квитанция в ящике, вы можете спокойно взять, заполнить квитанцию, через Сбербанк заплатить. Хотите – рубль, хотите – 5, хотите – 50.

К. ЛАРИНА – А почему тогда этого не делают все?

Л. КЕЗИНА – Это как раз и вопрос, почему это не делают все. Очевидно, это не так удобно. Я не хочу обвинять директоров в том, что какая-то часть денег прилипла к их рукам, но при проверке не могли найти энную сумму денег. А у Рачевского все прозрачно, и во многих школах все прозрачно, причем никто не знает, что это за деньги, от кого они поступили, сколько поступило денег, никак это не влияет на оценки детей, и родители спокойно это делают.

К. ЛАРИНА – Вы знаете, раньше, когда я училась в школе, я помню, что активно использовали труд родителей. Деньги, конечно, там не брали, наличные, но, во всяком случае, приглашали, практически обязывали в моей школе это было точно так, принять родителей участие в помывке, в поливке, в покраске, ремонт провести своими силами.

Л. КЕЗИНА – А почему нет?

К. ЛАРИНА – Сегодня родителям тоже это предлагают, но родители выходят из этого положения по-другому, они собирают деньги и нанимают людей, которым оплачивают этот труд.

Л. КЕЗИНА – Пусть им не школа собирает эти деньги, пусть они нанимают строителей, заключают договор со строителями, по этому договору оплачивают, это совсем другое.

К. ЛАРИНА – Сложный путь очень.

Л. КЕЗИНА – Почему сложный? Законный путь. Не должны ходить наличные деньги в школе, не должна директор, заведующая, замдиректора, классный руководитель быть причастными к этим деньгам.

К. ЛАРИНА – Смотрите, сейчас у нас будет время выпускных балов, каждый год какое количество жалоб, даже в том числе здесь на «Эхе», мы получаем от родителей, которые нам называют какие-то баснословные суммы, которые от них требуют сдать на проведение этого выпускного бала. Как здесь поступать?

Л. КЕЗИНА – Нам тоже в департамент звонят родители. Звонит родительница и говорит – у нас собирают на выпускной вечер 8 тыс. руб. Кто собирает? Родители. А кто решил, что такую сумму надо собирать? Родители. К кому вопросы? Или пришла я на горячую линию в газету «Аргументы и факты», звонит мама – у нас решили собирать по 5 тыс. руб., я научный сотрудник, у меня нет таких денег. Я говорю – не сдавайте. А почему 5 тыс., вы научный сотрудник, что в эту сумму входит? Цветы – не сдавайте. Фотография – не сдавайте. Подарок школе – не сдавайте. Подсчитайте, что вы можете оплатить, без чего не может обойтись выпускной вечер, ваш ребенок на выпускном вечере, а на остальное не сдавайте. Опять ведь родители собирают эту сумму денег и сами они решают. Спрашиваю, почему вы не выступили на собрании, где родители объявляли эту сумму. Не выступили. Понимаете, легче пожаловаться потом, что они сами решили эту сумму денег собрать. Мы уже неоднократно говорили – не надо все собирать в одну кучу. Сфотографировались ребята, заплатили сами родители за фотографии, школу к этому никак не подключают. Решили они что-то подарить школе, опять на добровольной основе, кто хочет, тот деньги сдает, кто не хочет, тот не сдает деньги. Нужно только говорить о выпускном вечере, опять, родители же это делают, они решают, что дети целую ночь…

К. ЛАРИНА – Кататься будут на теплоходе, арендовать.

Л. КЕЗИНА – Да, как мы не рекомендуем этого не делать, все равно родители хотят. Как мы говорим о том, что, я категорически издала приказ в позапрошлом году, чтобы не было никаких ресторанов, кафе и прочее, проводите выпускные вечера в школах, прощайтесь со школой. Нет, у нас родители считают, что нужно обязательно повести детей в ресторан. Поэтому к школе выпускные вечера с точки зрения сбора денег не имеют никакого отношения, никакого. Но все равно директоров наказываем, потому что директор школы есть. И родителей нужно тоже призывать к порядку. Должны быть какие-то аппетиты у родителей тоже умеренные, потому что одни могут сдать 8 тыс., а для другого это две месячные зарплаты.

К. ЛАРИНА – Хорошо, давайте пока с этой темой расстанемся. Хотя, если слушатели захотят какую-то нам историю рассказать свою, ради бога, мы вас ни в коей мере не ограничиваем в выборе темы для разговора. Во второй части, напомню, будем отвечать на ваши вопросы. Давайте вернемся в день сегодняшний, все-таки мы сейчас такое горячее время переживаем, написали наши выпускники уже сочинения, теперь 6 числа в понедельник будет экзамен по алгебре, насколько я знаю. Во-первых, вопрос конкретный, по количеству желающих ЕГЭ по Москве, много желающих?

Л. КЕЗИНА – Мы 3 июня проводили ЕГЭ по русскому языку, было 7 400 человек.

К. ЛАРИНА – Это много или мало?

Л. КЕЗИНА – Мало. Если учесть, что русский язык нужно сдавать во все вузы, это обязательный предмет для всех вузов, 50% вузов Москвы объявили, вернее, неправильно я сказала, вузы Москвы объявили 50% специальностей под ЕГЭ. Те ребята, которые пойдут на эти специальности в эти вузы, и они не сдавали ЕГЭ в школе, они будут сдавать в июле ЕГЭ все равно, на эти 50% специальностей.

К. ЛАРИНА – Ваши предложения по этой системе, на какой модели вы бы остановились?

Л. КЕЗИНА – Я бы на месте ребят, если это обязательный предмет для всех вузов, я бы сдавала ЕГЭ. А вот историю мы взяли, предмет, который не во всех вузах пойдет, а пойдет в тех, где опять они идут как обязательные экзамены, это немного вузов, здесь поэтому и ребят меньше, около 4 тыс. изъявили желание сдавать 15 июня ЕГЭ по истории, хорошо. Но мне задают ребята, уже которые перешли, заканчивают 9 класс, будут учиться в 10, почему это вдруг в Москве всего 2 ЕГЭ в этом году, а мы хотели бы, чтобы был по математике, по физике еще ЕГЭ. Ребята, вы еще год будете учиться, мы вам в сентябре-октябре скажем, какие предметы мы вынесем на ЕГЭ. Мы ведь в прошлом году выносили на ЕГЭ 5 предметов, русский язык и затем физика, химия, биология и математика. В этом году решили попробовать гуманитарные предметы. Посмотрим, как историю они сдадут.

К. ЛАРИНА – И еще один вопрос до новостей, 2 июня прошла коллегия министерства образования, которая посвящена была инспекционной деятельности в системе образования. Мы не будем охватывать все проблемы, связанные с высшей школой, в основном, а то, что касается вашего ведомства и вашего департамента, что для вас было принципиально важным?

Л. КЕЗИНА – Для нас принципиально важно, что эта инспекционная деятельность должна быть, и она в Москве есть, и для нас это не проблема, для Москвы. У нас есть школьная инспекция, у нас есть отдельно служба лицензирования, аттестации, аккредитации, каждый выполняет свои функции, но в том и в другом случае это контрольная функция.

К. ЛАРИНА – Не боитесь ничего?

Л. КЕЗИНА – А чего бояться, мы в Москве уже 18 лет инспекционной деятельностью занимаемся, мы первые создали службу аттестации, лицензирования, аккредитации.

К. ЛАРИНА – Напомним, что в гостях у нас Любовь Петровна Кезина, после выпуска новостей я уже буду только транслировать ваши вопросы в эфире, а Любовь Петровна будет на них отвечать.

 

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Напомню еще раз, сегодня у нас на «Родительском собрании» Любовь Петровна Кезина, руководитель департамента образования правительства Москвы. И давайте до конца этого часа будем отвечать на вопросы наших слушателей, просто как можно больше вопросов задам, здесь очень много конкретных вещей. Моя жена – учитель в Центральном административном округе, с ее разрешения хочу спросить, почему директора школ позволяют себе разговаривать с подчиненными в грубой форме? Сами директора уверяют, что с ним так разговаривают их начальники, в частности, пишет нам Сергей, Лопатина. Лопатина – это, по-моему, как раз из Центрального.

Л. КЕЗИНА – Начальник окружного управления. Я не думаю, что Вера Ивановна может так разговаривать.

К. ЛАРИНА – Понятно. Почему школа 978, лицейские классы, стоят так дорого, 2 200 в месяц, а обычная программа, обычные классы пытаются разогнать, учителя сказали – расходитесь по разным школам, раньше эта школа была гордостью района, пишет Илья.

Л. КЕЗИНА – Во-первых, ничего не должны платить за лицейские классы. У нас в Москве лицеи, а не только школы с лицейскими классами, и образование там идет за счет бюджета. Я предполагаю так, что это, очевидно, были созданы лицейские классы непосредственно вузами в этой школе, а вузы бесплатно, действительно, не работают.

К. ЛАРИНА – Школа 1306, взнос стоит 1000 долларов и выше при поступлении, попасть туда по месту жительства без денег невозможно, пишет Галина Васильевна.

Л. КЕЗИНА – Все, кто живет по месту жительства в микрорайоне этой школы, все будут учиться, это я вам однозначно заявляю. У нас есть такие попытки у директора школы отбирать учащихся, но у нее ничего из этого не получается и не получится. Никакие вступительные взносы платить не надо.

К. ЛАРИНА – Имеет ли право директор школы устанавливать самостоятельно количество учеников в классе, в классе за 25-30 человек, не слишком ли велико количество учеников, есть ли нормативы, спрашивает Надежда.

Л. КЕЗИНА – Есть специальные нормативы, утвержденные правительством РФ, они составляют 25 человек в одном классе.

К. ЛАРИНА – Будут ли сносить здание английской спецшколы номер 7, а также музшколы им. Дунаевского, находится на Соколе, спрашивает Михаил.

Л. КЕЗИНА – Музыкальная школа им. Дунаевского имеет отношение к комитету культуры, к нам нет, поэтому надо узнать в комитете культуры.

К. ЛАРИНА – Как сделать так, чтобы учителя не курили и не показывали детям плохой пример, спрашивает Алексей.

Л. КЕЗИНА – Я думаю, что это проблема, с которой надо бороться не только учителям, но и ученикам. Ученики могут подойти к учителям и сказать, что учителя показывают им дурной пример.

К. ЛАРИНА – Вопрос из Интернета, здесь тоже называются конкретные школы, даже два раза по поводу одной и той же школы, 1315, может быть, вы что-нибудь уже про нее знаете?

Л. КЕЗИНА – Северный округ?

К. ЛАРИНА – Да. Ничего не знаете? Тогда я вам скажу.

Л. КЕЗИНА – Давайте.

К. ЛАРИНА – Госпожа Кезина, мне кажется, что все разговоры о финансировании школ правительством Москвы просто блеф, родители платят за все, начиная с доплаты учителям, установки охранной системы, ремонта школы и заканчивая уборкой классных помещений. Пример – школа номер 1315, пишет нам Валерий. Еще одна телеграмма по поводу той же школы, Григорий Кан, Северный административный округ, что делать если в государственных школах продолжают требовать под различными предлогами предоплату за прием ребенка в 1 класс, размер которой доходит до 500 у.е., не можешь проплатить, гуляй, Вася, пример – школа 1315 у Водного стадиона.

Л. КЕЗИНА – Я еще раз повторяю, все вступительные взносы запрещены, а школу 1315 проверим контрольно-ревизионным управлением.

К. ЛАРИНА – Еще один вопрос из Интернета, потом включу телефон. Уважаемая госпожа Кезина, пишет Алексей, нельзя ли дать указания московским школам о недопустимости заданий уроков на каникулы, дети и так устают, так им еще и наваливают уроки на каникулы, включая математические дисциплины, пишет нам Алексей. Там есть какие-то тоже?

Л. КЕЗИНА – Надо знать, о каком классе идет речь, если это начальная школа, если основная школа, то, конечно, нет. А если старшие классы, то почему ребятам не дать задание прочитать какие-то произведения, что-то сделать, здесь надо конкретно смотреть, о каком классе идет речь.

К. ЛАРИНА – И еще один вопрос по поводу денег. Юрий из Москвы – прокомментируйте, пожалуйста, деятельность благотворительного фонда «Просвещение» в Южном округе, в который «добровольно» родители сдают ежемесячно свои деньги, те же самые поборы – дайте на ремонт труб, только директора учебных заведений вроде бы оказываются ни при чем.

Л. КЕЗИНА – Решение коллегии приняло такое, передать заявление в управление по безопасности экономических преступлений, и попросить проверить этот фонд «Просвещение», потому что по нему, действительно, ежегодно у нас идут жалобы. И проверить фонд «Познание».

К. ЛАРИНА – Понятно. И еще один вопрос, Трофимова Светлана, Москва – мой ребенок заканчивает 9 класс, сдает 4 выпускных экзаменов, с 10 класса школа переходит на профильное обучение. Правомерно ли требование учителей сдачи еще двух вступительных экзаменов в 10 класс после сдачи выпускных?

Л. КЕЗИНА – Как таковые экзамены, конечно, сдавать не нужно. Я только не могу понять, если он четыре экзамена сдает, там же есть у него предметы по выбору, надо было выбрать себе те предметы, которые нужны будут для обучения в профильных классах, в 10-х.

К. ЛАРИНА – Тогда два лишних он вступительных сдавать не должен?

Л. КЕЗИНА – Конечно.

К. ЛАРИНА – Понятно. Ну что же, телефон, просьба быть лаконичнее, излагать свою жалобу или свой вопрос понятным языком и быстро.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ – Добрый день, вы знаете, у меня сын закончил 10 классов сейчас, на данный момент, и его выгоняют по причине четырех двоек, о которых я узнала 26 мая. Был педсовет, но были совершенно другие предметы. И директор говорит, что мы ни в какую школу больше не попадем, я воспитываю одна, мужа у меня нет, он умер, и вообще как быть, я не знаю просто.

Л. КЕЗИНА – А надо было в течение года интересоваться успехами сына.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ – Я интересовалась, был педсовет еще до этого, в декабре месяце, и он исправлял эти оценки, я говорю, этих предметов и не было.

Л. КЕЗИНА – Надо было ходить в школу регулярно, на родительские собрания, надо иметь контакт с учителем, потому что, очевидно, ваш сын не все вам говорил. Четыре двойки за 10 класс – это отсутствие знаний для обучения в 11 классе. Можно его оставить на второй год, чтобы он повторил курс 10 классов.

К. ЛАРИНА – Еще звонок, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ (Школа 1700) – Я на пейджер задавал вопрос.

К. ЛАРИНА – Так давайте уже.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ – У нас борьба с курильщиками, не с учителями, а с учениками, я замдиректора по безопасности, и хотел спросить, каким образом с ними бороться, потому что слишком большие права у учеников, а практически штрафы брать не имеем права.

К. ЛАРИНА – Они что, в школе курят?

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ – В туалете закрываются и курят. Ну как закрываются, двери закрывают, в каждый туалет, извините.

К. ЛАРИНА – Понятно, Алексей Васильевич.

Л. КЕЗИНА – Алексей Васильевич, судя по всему, эта школа кадетская.

К. ЛАРИНА – Я уже отключила, 1700-я.

Л. КЕЗИНА – 1700 школа Северо-запада – это кадетская школа. И никаких штрафов в школе не должно быть, должны идти только воспитательного характера меры, поэтому если заместитель директора по безопасности не знает, что делать, ему надо обратиться к директору школы, собрать педагогический совет и выработать меры, которые позволят бороться с курением.

К. ЛАРИНА – Вопрос от Ольги, почему в Москве существующие давно школы превращают в этнические, а не строят для этих целей новые школы? 223 школу Северного округа превратили в грузинскую, считает Ольга. И такого же рода есть вопрос на нашем пейджере еще, связанный с другой школой, здесь просто номера не называется. Вообще это проблема, Любовь Петровна?

Л. КЕЗИНА – Я хочу сказать нашим уважаемым родителям, в Москве живут дети не только русской национальности. В Москве живут дети 120 национальностей, это дети, москвичи, москвич грузинской национальности, москвич армянской национальности и т.д. У них есть точно такие же права, как и русских ребят, знать свой язык, знать свою культуру, знать свою литературу и т.д. Поэтому в Москве на протяжении 12 лет идет программа создания для ребят не русской национальности таких условий, которые позволили бы им все это знать. И в Москве существует 81 школа с этнокультурным компонентом, где учатся и русские ребята, и ребята той национальности, которой больше всего проживает в этом районе или проживает в этом округе. Кстати, то, что касается 223 школы, там около 600 детей, из них грузинской национальности только 200 детей, все они москвичи, все москвичи. Это школа с этнокультурным грузинским компонентом. 400 русских, 200 грузинских детей. У нас есть школы корейские, русско-корейская школа, там учатся дети всех национальностей. У нас есть школы с армянским компонентом, у нас есть школы с литовским компонентом. Я еще раз повторяю, это наш долг – создать условия для обучения детей различных национальностей, проживающих в Москве.

К. ЛАРИНА – Но туда не запрещается отдавать ребенка русской национальности?

Л. КЕЗИНА – Я же говорю, там 400 русских ребят, понимаете, что делается сейчас, по этой 223 школе, я считаю, что это возмутительно, когда депутаты муниципального собрания разослали по своему микрорайону Войковскому обращение бороться против грузинских ребят.

К. ЛАРИНА – Тут пишут, какой-то даже сюжет был на Третьем канале.

Л. КЕЗИНА – Был.

К. ЛАРИНА – Что якобы директор-грузин, который выживает русских учителей и учеников.

Л. КЕЗИНА – Это неправда. Я разбиралась с этой ситуацией, разбиралась с окружным управлением, в префектуре мы обсуждали эту проблему, это неправда. Это два депутата, точнее, даже один, который решил перенести на образование свои политические амбиции. Он считает, раз Саакашвили выводит наши базы из Грузии, то нужно сейчас сделать все, чтобы дети грузинской национальности у нас не учились.

К. ЛАРИНА – Кошмар.

Л. КЕЗИНА – Поэтому я очень прошу родителей на наши образовательные учреждения, на образование никакие политические ситуации не переводить. Дети учились и будут учиться. Для нас все дети одинаковые.

К. ЛАРИНА – Еще звонок, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АННА – Я бы хотела высказаться по поводу добровольных взносов и платных лицейских классов.

К. ЛАРИНА – Пожалуйста, только погромче.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АННА – Вы знаете, мне кажется, что здесь присутствует некоторое лукавство, поскольку добровольные взносы родителей разрешены, под добровольные взносы подводят все школьные поборы. Т.е. если твой ребенок поступает в лицейский класс, то обычно говорится так – у нас класс платный, и вы должны платить, и называется некоторая сумма, которая может там, от 500 руб. в месяц до, был пример, 2 000. Если это оформляется как добровольный родительский взнос, если ты этот взнос не платишь, то твой ребенок там учиться не будет, в этом классе. Либо ему создадут невыносимые условия, либо просто тебя даже и не возьмут в 1 класс. И это обычная практика в большинстве школ. Поэтому, мне кажется, говорить о том, что взносы не берут, это лукавство.

К. ЛАРИНА – Понятно. Как прокомментируете?

Л. КЕЗИНА – Во-первых, я категорически возражаю, чтобы вы меня обвиняли в лукавстве, вы не знаете меня и у вас нет оснований для этого. Это первое. Второе, я просила бы под это не подводить все школы. Третье, если у вас есть конкретная школа, в которой учится ваш ребенок, и вас заставляют платить деньги, напишите на мое имя заявление, я вам гарантирую, что ребенок будет учиться нормально, и мы разберемся.

К. ЛАРИНА – Понятно. Еще звонок.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Дело в том, что на совете школы принимается решение.

К. ЛАРИНА – Как вас зовут, простите? Это та же? Все понятно. Мы с вами уже поговорили, дайте другим высказаться.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, я учусь в школе 1881, и там штрафы за все, штраф, если придешь без галстука, штраф, если придешь без сменки, и эти штрафы платятся, ты достаешь из своего кармана и отдаешь в карман учителю. Я отказываюсь, когда мне предъявляют, то, что мне нужно оплатить штраф за то, что я, например, пришел без галстука в школу, 50 руб., я говорю – дайте мне квитанцию, я пойду в Сбербанк и оплачу. Правильно ли я делаю?

Л. КЕЗИНА – Вы делаете правильно, школа делает неправильно. Во-первых, у нас в Москве нет обязательной школьной формы, она существует только в тех школах, где принято решение совместно учащихся, учителей и родителей. Во-вторых, никаких штрафных санкций ни в одной школе быть не может. Поэтому со школой 1881 мы обязательно разберемся и проверим.

К. ЛАРИНА – Хочу обратить внимание, что это звонил ученик школы, старшеклассник.

Л. КЕЗИНА – Я поняла, да.

К. ЛАРИНА – Я это просто слушателям хочу сказать, что так правильно поступать, правильно делает парень.

Л. КЕЗИНА – Я хочу сказать, что ученики часто обращаются к нам и не боятся, в отличие от родителей некоторых, что когда мы разбирали вопрос на коллегии, о котором мы говорили в начале передачи, к нам пришла родительница, и она выступала на коллегии. И она во многом сыграла судьбу директора школы.

К. ЛАРИНА – Понятно. Еще звонок, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Это 505-я школа, Автозаводская. 50 руб. каждый месяц на охрану с нас собирают, как насчет охраны быть?

Л. КЕЗИНА – По поводу охраны придется платить до тех пор, пока в бюджете города не будет на это денег. Нам в этом году выделены средства для безопасности школ, которые предусматривают установку кнопки тревожной сигнализации во всех школах, выделены 400 млн. руб. на установку заборов. К сожалению, нас так много, 4 тыс. учреждений, и нам так много нужно денег на оборудование, на ремонт и на строительство, и на оплату учителей, и на бесплатные учебники, что сегодня бюджет города не в состоянии дать нам еще деньги на физическую охрану. Поэтому пока это нормально.

К. ЛАРИНА – Еще звонок, пожалуйста. Я еще параллельно читаю пейджер, так что, Любовь Петровна, если я на вас не смотрю, это не значит, что я вас не слышу, я вас слышу.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ ИОСИФОВНА – Любовь Петровна, у меня немножко, может быть, не по теме, я педагог, психолог, методист, сейчас я пенсионного возраста. Но у меня такое дело, я хочу, я считаю, что в школах лучше ввести утреннюю гимнастику, и вы знаете, я разработала, пользуясь методической литературой, разработала комплексы гимнастики.

К. ЛАРИНА – Сейчас мы скажем, куда отправлять предложения, я так понимаю, Любовь Петровна, что мы посоветуем Наталье?

Л. КЕЗИНА – Можно отправить в окружное управление там, где Наталья Иосифовна проживает, на территории округа, или отправить в департамент образования. У нас уже в ряде школ г. Москвы, в частности, в школах Южного округа введена утренняя гимнастика.

К. ЛАРИНА – Вопрос, какие предметы выносятся на экзамены в 9 класс, если предметы обязательные и по желанию учащегося, спрашивает Ирина Евгеньевна.

Л. КЕЗИНА – Обязательный предмет по литературе, ребята пишут изложение, обязательный предмет – математики. Если это школа с углубленным изучением иностранного языка, то выносится иностранный язык, а четвертый предмет по желанию. Если школа без какого-либо углубления, то выносится два предмета по желанию детей.

К. ЛАРИНА – Вопросов очень много не только по курению учеников, но и по различным предприятиям торговли, которые находятся рядом со школами. Имеется в виду там, где продают алкогольные напитки, в том числе пиво, и все эти банки, которые так любят у нас сосать наши несчастные тинэйджеры, всякие джин-тоники, здесь какая-то проверка проходит?

Л. КЕЗИНА – Я думаю, что это дело, прежде всего, органов внутренних дел, тех отделов внутренних дел, которые расположены в этих районах, потому что ни учащиеся, ни учителя, конечно, не смогут закрыть эти палатки. Это дело торговых инспекций, которые должны закрывать. Мы, в свою очередь, обязаны эти вопросы ставить перед органами милиции. И я считаю, что директора школ, заведующие обязаны просто обращаться с просьбой, в том числе, может быть, и в потребительский рынок для того, чтобы они выслали инспекцию, проверили. Но абсолютно правы родители, абсолютно правы те педагоги, которые ставят вопрос о том, что рядом со школой размещаются такие учреждения. Мы это знаем, мы знаем по ряду учреждений, по ряду округов, и, в свою очередь, мы эти материалы тоже направили в милицию.

К. ЛАРИНА – Я получила здесь до начала программы еще одно сообщение от наших слушателей, сейчас я его прочту, Любовь Петровна. Журнал «Большой город» написал не так давно, что в школах Юго-восточного округа лучших учеников поощряют жетонами для игральных автоматов, не собираются ли они распространить опыт на весь город?

Л. КЕЗИНА – В первый раз слышу об этом опыте. Я думаю, что это несуразица.

К. ЛАРИНА – Это просто «Большой город» решил такую утку пустить.

Л. КЕЗИНА – Нет, как так можно, ребятам давать игральные автоматы, чтобы они что, в казино, что ли, шли?

К. ЛАРИНА – Вопрос от Ирины – уважаемая Любовь Петровна, правомерно ли ставить оценки в начальной школе по предметам: физкультура, музыка, рисование?

Л. КЕЗИНА – Вообще мы не рекомендуем ставить оценки по этим предметам не только в начальной школе, потому что всем понятно.

К. ЛАРИНА – Разные способности.

Л. КЕЗИНА – Разные способности. И мы даже одобряем опыт, поддерживаем те педагогические коллективы, которые не ставят отметки.

К. ЛАРИНА – А что, зачет писать или что?

Л. КЕЗИНА – В начальной школе, а поддерживают это устными такими словесными формами. Ваш ребенок по музыке успевает. Ваш ребенок прекрасно успевает по физкультуре.

К. ЛАРИНА – Т.е. они не обязаны ставить итоговую оценку за четверть и за год?

Л. КЕЗИНА – Не обязаны. И даже когда ребята получают неудовлетворительную оценку, скажем, по физкультуре, переходя, заканчивая 9 класс, переходя в третью ступень, мы считаем, что эту двойку считать нельзя.

К. ЛАРИНА – Давайте еще пару звонков, а потом уже будем завершать наш эфир сегодняшний, быстро проходит время.

Л. КЕЗИНА – У вас время летит стрелой.

К. ЛАРИНА – Ужас.

Л. КЕЗИНА – Как хочется поговорить, у вас так быстро.

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР (врач, Госсанэпиднадзора) – Я хотел бы Любовь Петровну спросить на профессиональную тему свою, при проверке школ нашим отделом, отдел (НЕРАЗБОРЧИВО) подростков, разумеется, что по санпинам не проходят очень многие показатели. Например, расписание составлено неправильно, потому что трудные предметы всегда вынесены на начало недели, начало дня, тогда как они должны быть в середине. Вы это знаете. Мебель в школе не соответствует антропометрическим данным ребенка. Скажите пожалуйста, эти все проблемы, они неустранимые, это результат нашей неправильной работы, мы неправильно санпины составляем, санитарные нормы и правила? Или все-таки это нежелание школ пойти нам навстречу? Спасибо большое.

К. ЛАРИНА – Спасибо за вопрос.

Л. КЕЗИНА – Спасибо вам за вопрос. Очень интересный вопрос, и я хочу сказать, что тут обоюдно неправильно мы работаем, неправильно санпины главным санитарным врачом России летом 2003 г. без согласования со всеми, где предъявили целый ряд требований школам, вплоть до того, что школа должна быть не выше 3 этажа. И сегодня ретивые подчиненные начинают требовать, чтобы два этажа в школах сносились. Там много всего есть, неправильно по строительству школ санпины составлены и т.д. То, что касается нашей совместной работы с санитарными службами города, то здесь, я, наоборот, вам благодарна за вашу работу. У нас очень тесный контакт с Филатовым Николаем Николаевичем, мы принимаем во внимание все, что выставляется нашим педагогическим коллективом, с точки зрения охраны здоровья детей, с точки зрения санитарных норм. И требуем, чтобы директора выполняли эти требования. И мы даже договорились так с Николаем Николаевичем, что в преддверии нового учебного года мы проведем совместное заседание начальников окружных управлений и санитарных врачей округов.

К. ЛАРИНА – И наверное, последняя тема, опять же, позволю я занять время Любовь Петровны и слушателей, меня совершенно потрясли, как, наверное, Любовь Петровну, цифры, которые привел министр внутренних дел господин Нургалиев, связанные как раз с нашим молодым поколением. Цифры по всей России, вы наверняка слышали это тоже. То, что 2 млн. неграмотных детей в 21 веке в развитой стране под названием Россия, это, конечно, катастрофа. То, что касается увеличения употребления наркотиков в разы по сравнению с 80-ми гг., количества смертей несовершеннолетних в разы, то, что возраст употребляющих наркотики детей снизился до 11 лет, это кошмар, конечно, все. Поэтому у меня к вам вопрос, Любовь Петровна, понятно, что вы занимаетесь Москвой, нашими московскими детьми, в этой связи не кажется ли вам, что наступило время бить тревогу по-настоящему и делать какую-то кампанию, операцию, как бывает в МВД, «Чистые руки», что можно здесь сделать, как помочь? Учитывая, что и в Москве огромное количество детей неблагополучных, насколько отслеживает департамент образования судьбу тех детей, которые живут в неблагополучных семьях, которые, может быть, и школу не посещают?

Л. КЕЗИНА – Вы абсолютно правы, Ксения, когда говорите о неблагополучии семей, до 30% семей в России, а в некоторых регионах еще и больше, в Москве где-то около 30% семей неблагополучных. Ни для кого не секрет, что воспитанием своих детей, в первую очередь, должны заниматься семьи. И по семейному кодексу ответственность за воспитание детей несут семьи. Поэтому здесь надо бороться не отдельными акциями с детьми, а нужно продумать государственную политику в отношении семей, в которых рождаются дети, живут дети. Ведь с какими фактами мы сталкиваемся, сейчас Нургалиев привел по безнадзорности, по правонарушениям, преступлениям детей, по наркомании и т.д., но мы знаем и другие цифры, сейчас прошла в Москве целая серия конференций медицинских, на которых озвучено, что 10% детей здоровых, 50% детей с патологией, а 40% – дети риска. Вот мы до чего дошли. А мы этих детей пытаемся учить. Поэтому я думаю, что до тех пор, пока не будет все-таки разработана эта политика в отношении семей, пока не заставят семьи заниматься, пока не будет оказана помощь семьям, в том числе экономическая, когда подумают о том, что в каждой семье живут дети, мы вряд ли что-нибудь сделаем одни. И я хочу еще один привести пример, когда проходят, скажем, рейды, мы систематически проводим это все, и акции, и рейды, и совместно с нашим главным управлением внутренних дел, совместно с общественными организациями, у нас тесный контакт с уполномоченным по правам ребенка, мы выявили детей, которые в 14 лет, в 15 лет имеют образование в два класса. Мы выявили ситуации, когда родителей лишают родительских прав, а ребенку уже 14-15 лет, что можно сделать с этим ребенком? Столько времени упущено. Поэтому я еще раз говорю, надо делать кардинальные меры в отношении семей.

К. ЛАРИНА – На этом мы закончим сегодняшнюю встречу с Любовь Петровной Кезиной, как всегда, быстро время пролетело, многих вещей мы не коснулись. Благодарим наших слушателей за активность, сейчас я все вопросы, которые пришли за время нашей передачи, распечатаю, Любовь Петровне отдам, и я думаю, что к каким-то темам, к каким-то проблемам и к каким-то конкретным вопросам мы в следующий раз обязательно вернемся. Спасибо.

Л. КЕЗИНА – Спасибо вам.

 

 Радиостанция "Эхо Москвы"

   http://echo.msk.ru/programs/assembly/36775/index.phtml

назад в раздел


 

Copyright © 2007 «Фонд «Перспектива»
Телефон: +7 (495) 649-91-17
Почта:
office_fond@mail.ru
Создание сайта
Служба Спасения Сайтов

Rambler's Top100 Яндекс цитирования